«JE SUIS…» Урок толерантности. Письмо в редакцию

- Ты бессердечный тип, посмотри на них, неужели тебе их не жалко? Их никто не любит, все презирают, они гонимы, — по щеке Лапы скатилась слеза, — жестокие люди, жестокая страна.
Она отвернулась и уткнулась лицом в ладони. Её плечи стали подрагивать, послышались всхлипы.
- Ладно, ладно. Успокойся, — мужчина был растерян и обезоружен. Ему вдруг показалось, что жена была не так уж и далека от истины, — хорошо, пусть остаются.
Лапа обернулась и страстно обняла своего мужа:
- Я знала, что ты не такой как все. Ты самый лучший — звук звонкого поцелуя отразился от серванта и потерялся где-то в люстре.
- Пусть живут, но только недолго, ага?
- Конечно, милый. Им и надо-то всего пару недель где-нибудь пожить.
- Почему только это «где-нибудь» находится именно в нашем доме? — муж задумчиво посмотрел на люстру, — Ладно. Ну, а остальные что тут делают?
- Кто?
- Как «кто», вот, — он осторожно заглянул в комнату, — вот эти, с табличками «Je suis Charlie». Тоже из этих — он покрутил пальцем у виска — презираемых и не любимых?
- Это очень хорошие люди из Петербурга, — Лапа опять намлрщила носик, — «Я Шарли», красиво, правда? Они против терроризма и за свободу. У них была акция в Питере, а их за это стали ненавидеть. Ты посмотри на их глаза.
Муж ещё раз заглянул в комнату и встретился с выжидающим взглядом всей компании. Он резко отпрянул от двери.
- Ты видел? Точно такие же несчастные глаза были у нашего котёнка, когда ты, увалень, наступил ему на хвост. Такие же большие и полные горя. — Лапа всхлипнула-пусть и они поживут у нас чуть-чуть, а? Ну, ради меня, милый.
Муж засопел и нехотя выдавил:
- Ну, если только ради тебя.
- Ты у меня самый лучший! — повторила Лапа и наградила мужа ещё одним звонким поцелуем.
- Нет, довольно, с меня хватит! - гремел муж и дрожащими руками чиркал спичкой, пытаясь прикурить, — это уже чёрт-те что творится! Два часа ночи, каждую ночь, каждый день одно и тоже!
- Успокойся, родной. Они скоро уйдут. Прояви хоть каплю сострадания к несчастным, где твои добродетели?
- Добродетели?! — взревел муж, и сигарета с силой было брошена в сторону зала, откуда раздавались крики, топот и речёвки, смысл которых сводился к тому, что митингующие живут в наредкость поганой квартире, где их плохо кормят, не любят и всячески обижают, — О чём ты? окстись, Лапа! Они же над нами издеваются!!!
Послышался хлопок дверцы холодильника, затем громкое чавканье и крики «Je suis ветчина!»
- Милый, прояви терпение, — Лапа нежно прикоснулась к плечам своего мужа, — толерантность. Будь цивилизованным человеком, не уподобляйся тем, кто принёс в жизнь этих несчастных боль и страдания.
Муж округлил глаза;
- Толерантность?! Ну уж нет. Это моя кваритира, здесь мои правила — он открыл тумбочку и, вытащив из пистолета магазин, стал набивать его патронами, -хватит, попили моей кровушки.
Лапа приглушённо вскрикнула:
- Ты не сделаешь этого!
- Ещё как сделаю!
Из зала послышался звук бьющегося стекла, хохот и слова довольно похабной речёвки «Муж-объелся груш» и «Муж-не стена, подвинется».
- Вот уроды, — мужчина резким движением загнал магазин в рукоять пистолета и направился к двери.
- Нет!!! Не смей!!! Тебя общественность осудит! — голос Лапы срывался — не уподобляйся террористам. Будь выше этого!!!
- Осуждать меня нужно было тогда, когда я дал им кров и пищу, — передёрнув затвор он ногой пнул дверь.
Послышались выстрелы. Лапа сидела на кровати, поджав ноги и заткнув уши пальчиками, но всё равно каждый выстрел она не только слышала, но и ощущала каждой частичкой своего тела. Она не могла поверить в чудовищность происходящего, как не могла поверить в то, что именно её муж, которого она так любила, стал тем кто стал сеять зло. Выстрелы прекратились, и до слуха Лапы стали доноситься звуки с улицы. «Je suis Лапа!»,»Je suis Лапа!». Она выглянула в окно и увидела много-много людей с большими и несчастными глазами. Тех, которых никто не любил и презирал. Она видела их раньше по телевизору. Их всех. Никто не любил этих людей. Они просят помощи. Она приютит их. «Je suis Лапа!» Сердце Лапы переполняло сострадание и жалость к эти людям. Она призывно помахала им рукой, и все они, с каким-то воем, разом побежали в Лапин подъезд. «Никто не имеет права творить зло» -подумала Лапа — «я буду с ними до конца. Во имя человеколюбия…»
…Окровавленный муж зашёл в комнату и обессиленно упал на кровать.
«Je suis Лапа!» — в зале послышался топот десятков ног, истошно завопил котёнок и дверь холодильника неистово захлопала. Громкое чавканье, прерываемое воплями «Je suis Лапа!», отразилось от серванта в зале и потерялось в осколках люстры.
- Ты зверь, ты нелюдь, — голос Лапы дрожал от гнева, — как ты мог? Террорист!!!
Котёнок, прижав уши, влетел в комнату, взобрался на колени мужу и жалобно замяукал.
Мужчина приставил пистолет к виску.
«Je suis дружба», «Je suis толерантность», «Нет квартирному фашизму»!
Прогремел выстрел…
АВТОР: Pavlus Primus.

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий