СЕКСУАЛИЗАЦИЯ. РАЗРУШЕНИЕ ЛЮБВИ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ИДЕОЛОГИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Потребительская идеология, этот инструмент контроля над массами и обеспечения идеологического климата, благоприятного для экономического неоколониализма, стала доминирующей на планете. Одно из направлений, в которых преуспела потребительская идеология, – гипертрофирование человеческой сексуальности посредством распространения порнографии, соответствующих фильмов, книг, рекламы, сообщений на уровне бессознательного, изменения менталитета и поощрения пугающего нравственного релятивизма.

«Те, кто на баррикадах “десакрализации” капитализма свергнул его меркантильную идеологию… установив – благодаря общественному либидо – тираническое господство удовольствия, осознали, что речь начинает идти о грандиозном манипулировании. Утроенное возбуждение – инновация – миметизм, с помощью игры в обольщение, подают “новым гипнотизерам” возможность “колонизировать нас втихомолку”. Это бесшумная пропаганда, порабощающая, таким образом, коллективное бессознательное, превращающая одержимость в кредо современности»[1].

Краткая история «либерализации» сексуальных отношений.
В то время как в восточном лагере бытие, даже интимное, протекало в рамках идеологии, а проявления инаковости были если не подавляемы, то, по крайней мере, ослабляемы под всевидящим оком Большого Брата, на Западе после смерти Оруэлла возникает феномен хиппи[2] – flower power [«власть цветов»], чья идеология характеризуется всесилием любви, свободной любовью, освобождением от шаблонов, гедонизмом. Они жили по законам, установленным ими же самими, а не по навязываемым американским правительством.

Элиаде интерпретировал этот феномен как архетипическое желание человека восстановить рай: освобожденные от всякой власти, они, голые, с длинными, как у Адама, волосами, живут по лесам, предаваясь медитации, в желании мирно упразднить национальные, расовые, религиозные, сексуальные, классовые, идеологические границы. Они верят в секс больше, чем в политическую борьбу. В качестве жизненной философии хиппи пропагандировали «возвращение к природе» – «mother nature», применяли восточные практики шаманизма, индуизма, прибегали к наркотикам – сначала природным, но в конце концов дошли и до употребления сильных, что и привело их к психическому дисбалансу и впадению в промискуитет.

«Битлз» станут острием культуры хиппи. В своих песнях они начнут использовать специфические слова, известные только представителям этой культуры «секса и наркотиков»: тинейджер, в смысле подростка, любящего рок-музыку и наркотики, – junkies [наркоман]; кул (cool), что означало состояние, вызванное наркотиками; откровение (discovered), в смысле цветных, компенсаторных грёз юных «junkies»; а также битник (beatnik), хиппи (hippies), дети-цветы (flower children)[3].

«Битлз» были очарованы индийской культурой. Махариши[4], впервые приехавший из Индии в 1960 году, вскоре стал символом поколения «власти цветов» («flower power»).

Он проповедовал самосовершенствование. Его обещания прекрасно соответствовали философии наркотиков: «Хотите экстаза – я дам вам экстаз, и не надо отказываться ни от чего!» Кульминацией движения хиппи стал фестиваль рок-музыки в Вудстоке в 1969 году. Среди лозунгов там можно было прочитать и следующее: «Бог любит секс».

В 1964 году выходит книга Мишеля Фуко «История сексуальности». Согласно выкладкам Мишеля Фуко, можно было бы утверждать, что гипотеза о подавлении (начиная с XVII века и более всего в викторианскую эпоху) дискурса о сексе – это только сказка, детерминирующая рождение антирепрессивной, освободительной, демистификаторной идеологии. Коротко говоря, «это уже глобальный дискурсивный факт – перенесение секса в дискурс»[5], это воля к знанию, «всё большее повышение значимости дискурса о сексе».

Олдос Хаксли, брат Джулиана Хаксли (который так активно поддерживал дарвинизм), говорил: «У меня были причины не хотеть, чтобы мир имел смысл; вследствие этого я и допустил, что у него нет никакого смысла, и смог без каких-либо трудностей найти оправдание этому предположению. Для меня, как и, без сомнения, для большинства моих современников, философия бессмыслицы являлась, по сути, инструментом нашего освобождения. Освобождение, которого я желал, было одновременно и освобождением от определенной политической и экономической системы, и освобождением от определенной системы морали. Мы восстали против морали, потому что она стесняла нашу сексуальную свободу»[7]. Неожиданным будет, однако, анализ, который проводит Иулиус Эвола в «Метафизике полов», вышедшей в 1958 году. Ограниченное условиями своего времени, это исследование направлено на предотвращение того кризиса, к которому двигался тогда западный мир, – кризиса сексуальной жизни пары, которая [жизнь] пришла в упадок, застой, деградировала и оскудела эмоционально.

Он пишет, что то, что имеет место сегодня и что мы называем «нашествием эротизма», находит свое объяснение в ответной расправе секса, как это понимается некоторыми аналитиками. Основная причина перехлеста сексуальности на Западе заключается в ослаблении единства между сексом, эмоцией и священной любовью. «Сексуальная оргия, на которой мы присутствуем сегодня, фильмы о сексе, заполонившая всё порнография, секс-шопы и т. д. представляют собой еще один акт подавления [этого единства]. Потому что покуда секс вульгаризирован, физиологизирован, запачкан, свободен от любых обязательств и квазииронично-саркастичен, секс больше не дух, не приключение, не новость, не творение, не дар, не открытие, не трепет и волнение»[8].

«Секс – самая большая магическая сила природы; в нем действует импульс, являющийся прообразом таинства Единого»[9]. В этом утверждении Эволы следует видеть попытку восстановления смысла эротики по платоновскому «Пиру» и сигнал к деградации современного человека, бессильного раба некой идеологии, в которой политика, казалось бы, никак не замешана…

Еще в начале 1970-х годов Соединенные Штаты объявили себя «сексуально освобожденным» обществом. Однако на протяжении последующих лет как опыт пастырей, так и средства массовой информации показали, что сексуальная революция внесла в американское общество больше хаоса, чем свободы, больше либертинажа, чем освобождения.

Как только телевидение вошло в свою роль, а производители стали задействовать силу сексуальности для продажи продукции, началось социальное перевоспитание масс в том, что касается сексуальных ценностей, что привело к серьезной реструктуризации традиционных сексуальных ролей. Главным итогом стала отмена старых табу на порнографию, внебрачные половые связи и «незаконнорожденных» детей. Взамен была создана атмосфера подчеркивания сексуальности и ее эксплуатации, что вносит дух неизбежной безнравственности – дешевой и соблазнительной пошлости – во все сферы:

- фильмы демонстрируют теперь половой акт так откровенно, что несколько лет назад они были бы отнесены к категории «Х»;
- сексуальный и непристойный лексикон стал обязательным на ТВ и радио даже в дневное время;
- презервативы более доступны нынешним подросткам, чем сигареты, а воспитатели, психологи и наставники советуют нашей молодежи – и парням, и девушкам – не выходить из дому без презерватива в кармане.

Значительная часть этой индоктринации извращений (эвфемически называемой в наших школах «половым воспитанием»[10]) оправдывается ссылкой на СПИД. Но этой болезни не существовало бы, если бы наше общество не прощало того, что в минувших поколениях считалось безнравственным поведением.

Другими словами, порог нашей толерантности к сексуальной откровенности и эксплуатации снизился ужасающим образом. У нас имеют место:
- более 1 миллиона с четвертью абортов каждый год,
- пугающая частота сексуальных злоупотреблений среди детей,
- удельный вес разводов,
- близкий к 50%, повсеместно распространенная практика внебрачного сожительства,
- гомосексуальные «браки» и усиленное, но не менее реальное расчленение современной семьи как главной социальной ячейки –

– вот каковы последствия девиантной сексуальной революции[11]. В 1992 году Всемирная организация здравоохранения исключила гомосексуализм из списка диагнозов, следуя, таким образом, за Американской психиатрической ассоциацией (АРА), исключившей гомосексуализм из своего справочника (DSM), хотя Нью-Йоркская медицинская академия еще в 1963 году пришла к выводу о том, что гомосексуализм является болезнью, а гомосексуалист – больным с нарушениями в эмоциональной сфере, который не способен состоять в нормальных половых отношениях. Фильмы рисуют нам гомосексуалистов крайне обаятельными. <…> Организуются гей-парады, разнузданные, оскорбительные для верующих и тех, кто привержен гетеросексуальной семье.

Другой этап «эволюции» свободной сексуальности являет нам случай Кинси. Отталкиваясь от двух книг, написанных им[12], средства массовой информации и стали пропагандировать либерализацию сексуальности как торжества любовных приключений, сексуальности, полностью выведенной из рамок брачных отношений, отрыв сексуальности от ее эмоционального измерения и превращение сексуальной связи в подобие спорта или развлечения.

Хотя Кинси и обещал цветущее здоровье тем, кто переймет это сексуальное поведение, сегодня, в век порнографии, люди тревожны и болезненны, депрессивны и очень несчастливы. Депрессия уже стала одной из самых распространенных болезней на земле. В то же время новейшие исследования доказывают, что нормальные сексуальные отношения коррелируют с намного более низким уровнем болезненности, чем любое из половых извращений.

Кроме того, гармоничная семейная жизнь сама по себе представляет защиту перед лицом болезней и стрессов, а родители, окружающие своих детей любовью, отличаются самым большим долголетием. Исследования со всей очевидностью показывают, что вырывание сексуальности из эмоционального контекста брачных отношений выталкивает индивида в порочный круг тревожности и депрессии, зависимости от секса и конфронтации со всякого рода патологиями. <…>

Автор: Кристина Геноф

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “СЕКСУАЛИЗАЦИЯ. РАЗРУШЕНИЕ ЛЮБВИ ПОД ВОЗДЕЙСТВИЕМ ИДЕОЛОГИИ ПОТРЕБЛЕНИЯ”

  1. Квантовый Механик:

    А ведь любовь — это та ещё кабала, манипуляторы и манипуляторши ей вовсю пользуются. Человеку не нужно никого любить, это я вам как настоящий социопат говорю, человеку нужно удовлетворять инстинкты и не создавать излишние привязанности, тогда им никто не будет управлять.

Оставить комментарий