ИСКУССТВО ПОГИБАЕТ В СУЕТЕ

искусство
Искусство проникнуто тонким материализмом.
Красота, пойманная человеком, заточается в клетку, чтобы предстать перед глазами менее умелого охотника. Художник лишь охотник за Красотой и дизайнер клетки. Он — не создатель красоты — в лучшем случае он ее созерцатель.
Сегодня искусство сделало крутой поворот — теперь оно предлагает пустые клетки. Художник перестал быть охотником — теперь он просто дизайнер. Поэтому так огромен интерес к сфере дизайна сегодня, и поэтому эта сфера имеет такую прозрачную смежную перегородку с современным искусством.
Дизайну в отличие от искусства свойственно то, что он должен постоянно обновляться для сохранения автора внутри дискурса, внутри актуальной моды. Искусство хоть и подвержено зависимости от моды, однако имеет куда более фундаментальные корни. И поэтому эта зависимость не так сильно выражена.
Наша эпоха — это эпоха оскопленного охотника, бесцельного. Он либо умирает внутри художника, заменяя подвиг духа на лайки под его иллюстрациями на стенах в кофейне, либо сопротивляется алкоголизмом.
Музыка сдохла, поэзия не греет, тексты пресны и пошлы. Пошлость, тщеславие, графоманство.
А причина этого всего одна — убит охотник за красотой, выжидающий в засаде созерцатель. Убит суетой, сверхпотреблением, карьерой, страхом, похотью, жадностью. Искусство умирает, когда у людей отнимают тишину, возможность услышать свой неусыпный внутренний диалог и ухватить его за вожжи.
Поэт лишь ловит образ и заточает его в клетку. Образ знакомый тебе, потому и вызывающий у тебя понимание и сопереживание, когда ты разглядываешь поэму-клетку. Но нам не удается вглядеться за ее прутья, чтобы вновь ощутить далекое, знакомое, глубокое, эфемерное и нежное. Грехом, усталостью, безграмотностью, грубостью и цинизмом захлебываемся.
Писатели, художники, музыканты, актеры должны вернуться на площади, а люди должны вновь открыть для себя покой и тишину — тогда птицы во всех клетках защебечут, и залучезарятся на солнце их перья.
Искусство становится врагом человека, когда оно претендует на то, чтобы стать самым главным. Вагнеровская артократия, которую так не принимал его друг Ницше, базировалась на том, что править должен художник.
И всё же воин, охотник, строитель, отец и мать, целитель, монах выше и важнее человека искусства. Многие из писателей и художников были сначала воинами, а только потом всё остальное. Перед Богом нельзя стоять показывая тексты, вместо поверженных врагов и помыслов, вместо добродетелей, искреннего сердца и любви.

Но искусство — друг, когда оно становится порталом в Красоту, созданную Богом и открытую человеком. Открывая Правду, Добродетель, Любовь и Красоту в комплексе, человек может называться полноценным.
Нет смысла пытаться вернуть искусство в общество. Есть смысл пытаться вернуть в нас смирение, отсутствие самомнения на тему того, что мы создатели Красоты. Есть смысл искать тишину, развивать созерцательность, здоровое восприятие реальности.
Тогда Красота вновь откроется из всех порталов. И искусство заживет своей тихой жизнью.

АВТОР: НАЗАР НАЗАРОВ
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий